Город интервью Как возвращают пленных и нужны ли «Разговоры о важном»? Интервью с омбудсменом Игорем Сапко

Как возвращают пленных и нужны ли «Разговоры о важном»? Интервью с омбудсменом Игорем Сапко

Мы задали уполномоченному по правам человека в Прикамье острые вопросы и получили честные ответы

Игорь Сапко занял пост уполномоченного по правам человека в ноябре 2022 года

24 ноября бывший глава Перми и депутат Госдумы Игорь Сапко стал уполномоченным по правам человека в Пермском крае. Мы встретились с Игорем Вячеславовичем и узнали, с какими вопросами к нему чаще всего обращаются, есть ли в Прикамье случаи незаконной мобилизации, как он относится к «Разговорам о важном» и собирается ли защищать права представителей ЛГБТ.

— Вы стали уполномоченным в сложный период специальной военной операции и не раз говорили, что работа по возвращению жителей Пермского края из плена сейчас является одним из приоритетов. Сколько сейчас человек из нашего региона находится в плену? Сколько пропали без вести?

— Находится в плену три человека, пропавшими без вести числится 19 человек.

— Как технически проходит процесс возвращения из плена? Какой алгоритм действий?

Когда я получаю обращение от родных с информацией о гражданине, попавшем в плен, я готовлю и направляю ходатайства федеральному уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой и министру обороны Сергею Шойгу. Работа по составлению и согласованию списков для обмена военнослужащих находится полностью в компетенции Министерства обороны Российской Федерации, но наша информация там есть — в этом нет никаких сомнений, а у аппарата федерального уполномоченного есть отработанная процедура по взаимодействию с министерством обороны.

При Татьяне Николаевне Москальковой создана и работает специальная контактная группа, в которую входят представители Следственного комитета, министерства обороны, других, в том числе силовых, структур. Они готовят предложения и участвуют в работе по возвращению пленных, но решение о том, кто в конечном итоге входит в обменные списки, принимается министерством обороны.

У Татьяны Николаевны выстроены конструктивные отношения с украинским омбудсменом Дмитрием Лубинцом в рамках обмена не только военнослужащими, но и гражданскими лицами, которые готовы вернуться на Родину.

На сегодняшний день у меня есть определенные опасения, связанные с включением Татьяны Москальковой в санкционные списки ЕС. Я убежден, что работа уполномоченного глубоко аполитична в любой стране, в том числе и в России. Даже я, став уполномоченным, официально приостановил свое членство в партии. Я считаю, что это абсолютно правильный подход.

Включение Татьяны Николаевны в списки ЕС может внести определенные проблемы в гуманитарную миссию, которой сейчас занимается аппарат федерального уполномоченного. Само ее нахождение в этих списках — это нонсенс. На сегодняшний день известные европейские и мировые лидеры выступили с недоумением: как такое могло быть, чтобы омбудсмена, который занимается благими гуманитарными миссиями, включили в санкционный список ЕС? Я надеюсь, что это не повлечет отрицательных последствий вроде запрета на въезд в Европу, участие в международных переговорах, но у меня есть такие опасения.

— Может ли российская сторона выбирать, кого вернуть в первую очередь, например, по состоянию здоровья или другим факторам, из-за которых человеку нужно попасть домой как можно скорее?

— Все обстоятельства, которые мне стали известны из обращения, я сообщаю. На каждого жителя Пермского края, попавшего в плен, прошу обратить особое внимание, взять на особый контроль, потому что для меня жизнь каждого человека очень ценна. Я понимаю, как тяжело родителям, другим близким родственникам знать, что их ребенок находится в плену, поэтому уделяю пристальное внимание каждому человеку.

— Когда вы узнаете о том, кто вошел в список для обмена, а кто — нет?

— Я могу получить информацию о составе группы для обмена за пару часов до того, как информация появляется в прессе. В первую очередь всегда узнаю, есть ли в этой группе пермяки. Если я знаю, что вечером произойдет обмен, значит, полночи буду сидеть и ждать обратной связи.

Нет дня и ночи, чтобы я не думал о людях, которые сейчас в плену. Ком к горлу подступает, когда вижу этих ребят, порой измученных, по телевизору после освобождения, понимаю, в каких тяжелых условиях они находились.

Если узнаю, что наш парень, пермяк, вернется, безусловно, чувствую радость. Когда сообщаю родственникам о возвращении, через телефон слышу не только слова благодарности, но и слезы радости. А если никого из наших нет в списке, становится грустно. Тяжело говорить близким, что, к сожалению, в этой группе их родного не оказалось.

Игорь Сапко узнает, кто вошел в очередную группу для обмена пленных, на пару часов раньше, чем эта информация появляется в СМИ

— Много ли жалоб вы получаете от семей участников СВО? На что они жалуются?

— С начала специальной военной операции число обращений граждан по вопросам соблюдения прав военнослужащих увеличилось в пять раз. Если раньше такое количество обращений приходило за пять лет, то теперь — за год.

Вопросы бывают связаны как с мобилизованными гражданами, так и с контрактниками. Очень много вопросов, связанных с оказанием помощи семьям военнослужащих.

У нас в Пермском крае еще в ноябре был создан единый центр поддержки семей военнослужащих и ребят, находящихся на СВО, а сейчас, по распоряжению губернатора, такие же центры поддержки и помощи открыли в каждом муниципалитете и в каждом районе города Перми. Кроме всего прочего, есть министерство социального развития, которое предметно держит на контроле каждое обращение.

Вместе с тем обращения от семей военнослужащих приходят и ко мне. Они, скажем так, носят бытовой характер. Были обращения с просьбой оказания медицинской помощи семьям мобилизованных, с просьбой помочь с организацией культурного досуга для детей. Последнее было особенно актуально в преддверии Нового года. В ручном режиме, совместно с главами муниципалитетов, мы все эти вопросы решаем.

Сегодня в структуре аппарата уполномоченного есть специальный отдел, который занимается работой с силовыми структурами, правоохранительными органами — ГУФСИН, ГУ МВД, с военкоматами и так далее. Львиная доля работы этого отдела — это вопросы, связанные с соблюдением прав военнослужащих.

В составе этого отдела и в составе других работают настоящие профессионалы. Мне очень повезло с коллегами — без них так эффективно помогать жителям Пермского края у меня бы не получилось. Очень помогает в решении текущих вопросов и институт общественных помощников.

— Были ли в Пермском крае случаи незаконной мобилизации?

— На сегодняшний день мы смогли принять положительное решение по шести заявлениям, поступившим от семей, где воспитывалось по трое детей. Этих мужчин мобилизовали, но потом, 2 ноября 2022 года, был издан указ Генштаба, который позволял давать отсрочку от призыва по мобилизации гражданам, имеющим на иждивении трех и более детей.

В Государственной Думе сейчас находится на рассмотрении проект Федерального закона по внесению изменений в федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», расширяющий перечень лиц, которые будут иметь право на отсрочку. В том числе туда намерены включить отцов троих детей. До этого закон предусматривал отсрочку только для отцов четверых детей. Я поддерживаю эту инициативу.

Был один случай, когда мужчина имел заболевания и рекомендации от врачей воздержаться от отправки на СВО, но комиссия, занимающаяся вопросами мобилизации, приняла другое решение, человек был мобилизован.

— Могут ли рассчитывать на отсрочку от мобилизации отцы троих детей, у которых было несколько браков и они проживают не со всеми своими детьми?

— Нужно, чтобы дети были на иждивении. Если есть решение суда о назначении алиментов или какое-то иное доказательство того, что мужчина содержит своих детей, то вопрос, конечно, будет решен положительно.

— Когда началась мобилизация, было много претензий по поводу задержек выплат. Как обстоит ситуация сейчас?

— После объявления о частичной мобилизации в 2022 году в адрес уполномоченного поступило 10 обращений, которые касались получения денежного довольствия. Благодаря конструктивному взаимодействию с губернатором Пермского края, министерством обороны мы оперативно смогли отработать все эти обращения. В этом году ни одного обращения по этой тематике в аппарат уполномоченного не поступало.

Думаю, проблемы возникли из-за того, что мы впервые столкнулись с такой ситуацией, система выплат еще не была до конца отработана, но важно, что мы смогли всё решить.

— Редакция следит за судьбой 19-летнего контрактника, который после возвращения домой из плена должен был снова отправиться на службу. Как вы относитесь к такой практике?

— После возвращения из плена военнослужащий проходит полное медицинское обследование, полноценную реабилитацию. Потом в рамках медицинской комиссии принимается решение о возможности дальнейшего прохождения военной службы.

Я считаю, что с точки зрения гуманизма и милосердия повторно направлять военнослужащего на спецоперацию после нахождения в плену было бы нецелесообразно. Но важно учитывать и мнение самого человека, его личное волеизъявление. Если он согласен идти, то это его решение.

У нас было два заявления от родителей ребят, вернувшихся из плена. Родители просили оставить их здесь, не отправлять снова на СВО, но у ребят было собственное мнение, собственная позиция. Они говорили, что их там ждут друзья, они не могут их бросить. Эти ребята сами вернулись на передовую. Отрабатывать заявления родственников в таком случае мы объективно не могли.

Омбудсмен считает, что вернувшимся из плена нужно дать право выбора, возвращаться на СВО или нет

— У вас есть знакомые, которые сейчас на спецоперации? Вы с ними общаетесь? Что они говорят? О чём вы их спрашиваете?

— Есть знакомые, товарищи. Один служит по контракту. После его окончания он остаётся там, потому что выполняет свой долг. Он даже не поднимает вопрос о том, чтобы прервать службу и остаётся на передовой.

К сожалению, прямой связи с ним по объективным причинам нет, позвонить или написать ему невозможно. Порой он выходит на связь с неизвестных номеров, в том числе через родственников, дает информацию о состоянии своего здоровья. Мне всегда важно услышать, что он жив, что он выполняет свой долг, и быть там — это его искреннее желание.

— Сейчас Пермский край активно помогает участникам СВО, к благотворительной работе подключилось очень много людей. Значит ли это, что есть проблемы со снабжением военнослужащих?

— Если вы вспомните события Великой Отечественной войны, тогда тоже вся страна участвовала, помогала бойцам Красной армии. Я не могу судить о том, как обстоит ситуация со снабжением, поскольку я глубоко не погружен в тему и не знаю нормативов. Но если благотворительная помощь происходит, значит, на это есть добрая воля людей — и слава богу, что она есть, что есть такие люди.

Тут важно учитывать морально-психологический фактор, нельзя всё оцифровывать. Военнослужащий совсем по-другому себя чувствует, когда ему в посылке приходят теплые носки, связанные какой-то бабушкой, или письмо от ребенка. Пусть он даже не знает, кто эти люди. Такая поддержка сейчас крайне важна для ребят.

— Вы начинали свою карьеру учителем истории, поэтому знаете, как общаться с детьми. Подскажите, как объяснить ребенку, что сейчас происходит в мире, чтобы это было правдой и в то же время не травмировало его?

— Это сложный вопрос. Сейчас, к сожалению, многие взрослые, да и я, наверное, не знают доподлинно всей непростой картины, которая происходит на международной арене. Но в том, что мы отстаиваем свои интересы, у меня нет никаких сомнений. Очень важно это объяснять.

— Одобряете ли вы практику проведения «Разговоров о важном» в школах?

— Я считаю, что проведение в школах «Разговоров о важном» — это абсолютно правильный подход, но тут есть нюансы. У меня у самого дочь учится в десятом классе. Мы с ней поднимали тему «Разговоров о важном» и пришли к выводу, что очень многое зависит от преподавателя, от формы подачи.

Есть рекомендации по проведению уроков. Я считаю, что они безусловно важны, и хорошо, что они появились. Но, к сожалению, мы сегодня сталкиваемся порой со случаями, когда берут типовой урок, спущенный сверху, и просто его зачитывают. Это никогда интереса не вызывает.

Уроки нужно выстраивать так, чтобы на них ребята узнавали для себя полезную, важную и нужную информацию. Например, касающуюся каких-то научных открытий, молодежных проектов, краеведения, которая бы воспитывала у них чувство патриотизма, любовь к своей малой Родине.

Я знаю, недавно были уроки, посвященные Арктике. Прекрасная тема — интересная, полезная, точно востребованная. Но понравится ли такое занятие детям, во многом зависит от преподавателя.

Я сам веду в школах правовые уроки, в свое время, когда работал учителем в 125-й школе, всегда искал какие-то нестандартные подходы. Во времена моей работы в школе это было сложно — существовали жесткие методички, где было написано, как нужно вести уроки.

Однажды я предложил ребятам разбиться на четыре группы и соответствующим образом сдвинуть парты. Раздал задание каждой группе, а потом мы устроили дискуссию. В это время в кабинет заглянул директор школы и был крайне удивлен тем, что там происходит. Потом он вызвал меня в свой кабинет и отчитывал как ребенка: «Почему проводите урок с нарушениями? У вас есть методичка, где написано, как его нужно вести».

Сегодня, слава богу, есть хорошие, креативные, продвинутые педагоги, которые могут детям донести в том числе и современную повестку. Это очень правильно.

Один из моих лайфхаков — это банка возможностей. Когда я во время уроков говорю с ребятами о возможностях для самореализации, я наполняю банку, которая выступает как образ жизни, теннисными шариками и спрашиваю, наполнена ли она. Потом добавляю мелкие камушки, которые заполняют место между шариками, и повторяю вопрос. В конце выливаю в банку воду из бутылки и говорю: «Вот теперь ваша жизнь точно наполнена». Так мы приходим к выводу о том, что, концентрируясь на какой-то одной сфере жизни и не уделяя внимания другим, мы не можем сделать жизнь наполненной. У нас есть множество возможностей, и мы должны их использовать.

Игорь Сапко считает «Разговоры о важном» положительной практикой, но призывает учителей творчески подходить к таким урокам. Сам он тоже старается делать правовые уроки не банальными. Например, использует банку, чтобы показать, как важно использовать разные возможности, чтобы сделать жизнь наполненной

— Действуют ли сейчас в России международные документы о правах человека?

— 16 февраля Государственная Дума приняла закон о прекращении действия в России международных договоров Совета Европы, среди которых Устав Европы и еще порядка 20 международных договоров, в том числе Европейская конвенция о защите прав человека, Европейская хартия местного самоуправления, Европейская социальная хартия и так далее.

Но есть другие договоры мирового уровня, которые никто не отменял и не собирается отменять. Все они, в том числе Всеобщая декларация прав человека, Конвенция о правах ребенка, Международный пакт о гражданских и политических правах Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и целый ряд других важных знаковых документов мирового уровня, как действовали в России, так и действуют.

При всем этом я хочу четко отметить, что в Конституции Российской Федерации сегодня предусмотрены все необходимые гарантии по защите прав и свобод наших граждан.

— Какие обращения от жителей Пермского края вы получаете чаще всего?

— Специальная военная операция коснулась многих, и сейчас в повестке в первую очередь она. Но жизнь не заканчивается, вопросы, которые всегда волновали граждан, точно остаются в повестке. Они связаны с оказанием качественной медицинской помощи, жилищной тематикой.

Сейчас активно идет процесс инвентаризации жилого фонда, расселения ветхого аварийного жилья. В ряде муниципалитетов есть проблема с отсутствием временного жилья для расселения.

Сегодня в повестке — вопросы об услугах ЖКХ, тарифах, жалобы на неправильное начисление пенсий, пособий, проблемы с благоустройством, вывозом твердых бытовых отходов.

В последнее время к уполномоченному очень часто обращаются с вопросами, связанными с СВО, но и других обращений тоже хватает

— Как вы работаете с обращениями? Может ли уполномоченный заставить власти решить проблему?

— За первые сто дней моей работы поступило более 1200 обращений. Я всегда прихожу на работу рано и начинаю утро с того, что разбираю почту. В приемной знают, что в это время ко мне никого нельзя запускать, потому что я должен вникнуть в каждое обращение, которое поступает.

Сегодня есть программный продукт, благодаря которому я могу в режиме реального времени видеть, на каком этапе находится то или иное обращение. Федеральное законодательство предписывает нам рассматривать обращения, не требующие проверки, в срок до 30 дней, а в случаях, когда жалобы содержат факты нарушения прав, установлен особый, ускоренный порядок рассмотрения. Мы эти сроки уменьшили.

Уходим от лишнего бюрократического барьера. Мы с главой Перми провели совещание с участием глав районов города. Алексей Николаевич [Дёмкин] публично дал мне возможность напрямую работать с главами — порой по телефону решать вопросы, не входя в переписку, как это положено по процедуре. Иногда это позволяет решать вопрос буквально за пять минут. Взаимодействие с органами власти, с главами районов и округов выстроено очень конструктивно.

Не менее эффективен диалог с губернатором и правительством края, особенно министрами, по тематике которых приходит наибольшее количество обращений, — главой Минсоцразвития Павлом Фокиным, главой Минздрава Анастасией Крутень. Я очень благодарен коллегам за понимание и готовность прийти на помощь.

Большую часть обращений мы получаем через сайт. Мы обновили его, сделали более понятную навигацию, форму для написания сообщения. Я принял решение и принимаю обращения через свои социальные сети. Делаю скриншот каждого сообщения, отправляю его в отдел по работе с обращениями граждан — и мы принимаем его в работу.

Полномочий давать указания главам местного самоуправления отремонтировать улицу, сделать освещение или внести поправки в бюджет у меня, понятно, нет. Но есть другие очень важные механизмы.

Во-первых, при рассмотрении жалоб я могу проводить любые проверки, посещать любые организации, в том числе места принудительного пребывания граждан — СИЗО, колонии. Я могу запрашивать любую информацию и имею право на безотлагательный прием любым должностным лицом, если это необходимо для решения вопроса, поступившего в обращении.

Во-вторых, если речь идет о нарушении прав человека, у меня есть возможность направлять нарушителю свое заключение и требовать устранения нарушений, предлагать конкретные меры по восстановлению нарушенных прав. Также есть возможность направлять ходатайства в правоохранительные органы о возбуждении административного или уголовного производства, инициировать дисциплинарные производства.

Более того, недавно у уполномоченных появилась возможность самостоятельно выходить с исками в суд. Последней возможностью я еще не пользовался, но остальные активно использую.

В-третьих, у уполномоченного по правам человека в Пермском крае есть право законодательной инициативы. Такое право есть далеко не у всех уполномоченных в Российской Федерации.

Если я вижу, что пробел в законодательстве приводит к нарушению прав человека, я могу подготовить законопроект, который будет призван устранить проблему, а потом вынести его на обсуждение в Законодательном собрании. Сейчас у нас есть ряд предложений, и не исключено, что мы заявим о них публично.

1 марта я внес в Законодательное собрание ежегодный доклад о соблюдении прав человека и работе уполномоченного. Парадоксальность нынешней ситуации заключается в том, что я вступил в должность 24 ноября и в апреле на пленарном заседании Законодательного Собрания мне предстоит отчитываться перед депутатами по итогам месяца своей работы и 11 месяцев работы своего предшественника [Павла Микова].

Не каждый регион сегодня имеет утвержденный регламент по выполнению рекомендаций доклада. Мы — единственный регион Российской Федерации, где принято отдельное постановление правительства по выполнению рекомендаций ежегодного доклада. Его утвердили, чтобы не было формального подхода: выступил на Заксобрании, отчитался — и всё этим закончилось.

На основе рекомендаций из доклада правительство готовит план их выполнения. В этом плане — не только перечень мероприятий, но и ответственные лица, сроки исполнения, ожидаемый результат. В рамках этого плана два раза в год будут докладывать по выполнению рекомендаций доклада.

В других регионах тоже есть план выполнения рекомендаций, но он не закреплен отдельным постановлением правительства и имеет меньший вес.

Готовя нынешний доклад, мы выяснили, что права граждан в Пермском крае после обращения к уполномоченному восстанавливаются в 85% случаев. Я считаю, это очень неплохой показатель.

У уполномоченного есть программа, в которой он отслеживает работу со всеми обращениями

— Недавно к вам обратились жители микрорайона Крохалева с просьбой помочь избежать открытия рядом с их домами центра социальной адаптации. Официально люди говорили, что их детям нужен детский сад, но в соцсетях рассказывали и о том, что просто не хотят соседства с организацией, работающей с бездомными. Как получилось убедить власти не открывать такой центр?

— После получения обращения я организовал здесь же, в этом кабинете, встречу жителей микрорайона с министерством социального развития. Во время дискуссии нашли аргументы против размещения центра социальной адаптации на Муромской. В результате губернатор принял решение не размещать его там.

Очень важно слышать людей, находить компромиссные решения. А еще эта информация нас еще раз убеждает в том, насколько актуально уметь доносить информацию. Например, о том, что, чтобы помочь бездомным людям, нужно, чтобы они были в обществе. Вопрос социализации очень важен.

— Часто на сайте уполномоченного можно увидеть информацию о том, что аппарат помог семьям добиться назначения положенного пособия. В чём обычно бывает проблема? Почему получить пособия не удается обычным, стандартным путем?

— Это может быть связано с изначально неполным пакетом документов, которые подготовили. Вторая причина — рассмотрение не всех предоставленных документов, техническая ошибка. Тогда, конечно, вмешиваемся, разбираемся, находим решение вопроса.

Недавно в социальных сетях ко мне обратилась пермячка. Она была обеспокоена тем, что при смене кредитной организации на карту перестало приходить пособие на ребенка. Денежные средства женщина не получала уже три месяца и была очень расстроена.

Оказалось, что при открытии нового счета в банке была допущена ошибка в персональных данных. В ситуации разобрались, пособие на ребенка 20 марта было выплачено в полном объеме. Бывают и такие казусные случаи.

— Как вы считаете, существующая система помощи семьям эффективна? Много нареканий вызывает то, что при назначении пособий учитывают доход, который был за год-полтора до обращения, а значит быстро помощь не получить. Кроме того, при подсчете дохода не учитывают, есть ли у семьи ипотека, а ведь один и тот же доход при наличии ипотеки и без нее — это очень разные вещи.

— С моей точки зрения, действующая система мер достаточно эффективна. Она как минимум многопрофильна и многогранна. Способы и формы помощи определяются исходя из обстоятельств, жизненной ситуации.

Ежемесячные выплаты семьям с детьми назначаются исходя из уровня дохода. Да, соглашусь, что доход рассчитывается за определенный период после того, как семья столкнулась с финансовыми трудностями. Такой способ сбора информации организован исключительно для удобства человека, чтобы не собирать справки, а Минсоцразвития могло само запросить данные о доходах за прошлый период.

Но есть и меры, в которых применяется иной период расчета нуждаемости, это нужно доносить до людей. Это материальная помощь для попавших в трудную жизненную ситуацию — там не нужно готовить много документов. Есть социальные контракты на создание собственного дела.

Сегодня можно сделать реструктуризацию, рефинансирование кредита, получить кредитные каникулы. Я советую узнавать о том, какую помощь можно получить в каждом конкретном случае, у специалистов Минсоцразвития, в том числе у социальных участковых.

— В 2021 году СМИ писали, что вы подали заявление в Генпрокуратуру с требованием заблокировать страницу «Российской ЛГБТ-сети»* в одной из соцсетей. Сейчас в России полностью запретили пропаганду нетрадиционных отношений. Но занимается ли в России институт уполномоченных защитой прав людей с нетрадиционной ориентацией в случаях, когда они столкнулись с дискриминацией?

— Многие средства массовой информации тогда трактовали мою позицию совершенно неверно. Я никогда не инициировал подачу заявления в Генпрокуратуру с требованием заблокировать в соцсети страницу «Российской ЛГБТ-сети».

В свое время, когда я был депутатом Госдумы, на мое имя поступило заявление общественной организации из Санкт-Петербурга с просьбой организовать проведение проверки информации, размещенной в этом сообществе, на предмет причинения вреда здоровью. Это обычная практика, когда к депутату Госдумы обращаются с просьбой о проведении проверки.

Я, исходя из действующей процедуры, подготовил заявление в Генпрокуратуру с просьбой проверить корректность этого заявления, а не с предложением запретить [работу сообщества]. Для меня это принципиально важно. Причем я тогда уточнил, что мое обращение не должно расцениваться как противостояние представителям ЛГБТ-движения в целом.

Конституция Российской Федерации гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, убеждений и других обстоятельств. То же самое написано во Всеобщей декларации прав человека.

Если ко мне поступят жалобы от таких людей на нарушение их личных, трудовых, культурных или любых других прав, я буду их точно так же защищать, как и других людей. Но сегодня могу констатировать, что пока обращений от представителей нетрадиционных ориентаций мне не поступало.

Получив заявление от Игоря Сапко, прокуратура Центрального района Санкт-Петербурга подала в суд иск о блокировке страницы «Российской ЛГБТ-сети», но позже отозвала иск. Впоследствии организацию признали иноагентом.

Игорь Сапко пообещал, что будет защищать права представителей ЛГБТ точно так же, как и права всех остальных людей

— Недавно вы создали экспертный совет при уполномоченном по правам человека. Чем он будет заниматься?

— Туда вошло 23 человека, лидеры общественного мнения, авторитетные люди Прикамья. Они будут помогать мне в работе, актуализировать мою повестку, разрабатывать планы работы, готовить круглые столы, помогать в решении проблем. Мы можем посоветоваться, обсудить какую-то важную тему.

В состав экспертного совета вошли член президентского совета по правам человека [и бывший омбудсмен Прикамья] Татьяна Марголина, бывший прокурор Пермского края Александр Белых, президент художественной галереи Надежда Беляева, ректор Института культуры Людмила Дробышева-Разумовская, бывший глава регионального Роскомнадзора Юрий Щебетков, экс-глава правового управления правительства Прикамья Любовь Калашникова. Помогал в подготовке первого заседания и разработке проекта положения о совете первый генеральный прокурор России, член экспертного совета при Татьяне Москальковой Валентин Степанков.

— Что вы считаете самым важным в работе уполномоченного?

— Я уделяю большое внимание диалогу с гражданами. Считаю, что уполномоченный должен и может выступать посредником между населением и властью. Помогать людям — моя миссия. Я получаю удовольствие, когда у меня получается помочь человеку.

Ранее мы побывали на лекции эксперта по экономической географии, профессора МГУ Натальи Зубаревич, интервью с которой набирают миллионы просмотров на YouTube. Переходите по ссылке, чтобы узнать, что она думает о состоянии экономики в России и Пермском крае.

* Организация признана иностранным агентом.

Чтобы первыми узнавать обо всём, что происходит в Перми и Пермском крае, подпишитесь на наш канал в Telegram.
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Рекомендуем