Образование проблема Главное — манёвры. Разбор нашумевшего «постановления о холодильниках», в которые заглянут учителя

Главное — манёвры. Разбор нашумевшего «постановления о холодильниках», в которые заглянут учителя

Мы прочитали 120 страниц постановления, на которых много и других интересных пунктов

Беспокоитесь, что к вам заглянут в холодильник? В постановлении № 15 еще много интересных пунктов

Причиной — или поводом — для разработки постановления № 15 послужили две школьные трагедии, произошедшие в Прикамье. В первую очередь январское нападение в пермской школе. Затем — смерть от истощения одной из учениц краснокамской школы. Она случилась в июле и укрепила уверенность чиновников в том, что они движутся верным путём. Итогом стал разработанный за неполное лето документ, направленный на то, чтобы неблагополучие ребёнка и семьи выявлялось своевременно. Сигналом к запуску большой административной машины, призванной избавить вас и ваших детей от семейного неблагополучия, а социум — от опасности, которую вы потенциально представляете, служат так называемые «индикаторы», прописанные в документе.

Разработала его краевая комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП). Полное название — «Постановление об утверждении порядка работы по раннему выявлению фактов детского и семейного неблагополучия, профилактики неблагополучия и правонарушений и контроля результатов». Принято 15 августа 2018 года и уже «спущено» в школы. Сейчас во всех муниципалитетах проходят обучающие семинары, где чиновники объясняют педагогам и директорам школ, как работать с этим постановлением. Однако, возможно, обучение придётся приостановить — вокруг нового порядка поднялся такой шум, что уже в эту пятницу краевая КДН срочно собирается для рассмотрения поправок в этот документ.

Одним из поводов для создания постановления стало ЧП в пермской школе, произошедшее в январе этого года

Шум начался после поста в социальной сети Анны Зуевой, руководителя общественной организации «Территория семья». На одном из родительских собраний родителям её класса предложили подписать согласие на посещение учителем квартиры или дома с целью «выявления семейного неблагополучия». Анне — как и многим другим людям, которые затем также откликнулись возмущёнными постами в соцсетях или даже обратились с жалобой к прикамскому уполномоченному по правам ребёнка — не понравилось, что педагоги и социальные работники будут вынуждены уж очень глубоко вторгаться в интимное пространство попавшей под подозрение, а затем и под контроль семьи. Возмутились все — от домохозяек до губернатора.

Акцент при этом сместился на единственный аспект постановления № 15 — приход педагога в дом. Однако заглядыванием в шкафы и холодильники 120-страничный документ не ограничивается.

Те немногие, кто смог прочитать постановление хотя бы частично, кроме возможных визитов незваных гостей, недовольны тем, что оно противоречит многим законам, не даёт понимания, как с ним работать, не апробировано в пилотном варианте, влечёт за собой значительное увеличение нагрузки на педагогов, не предусматривает подготовку специалистов и дополнительные ресурсы. Как следствие, невыполнимо. При этом написано так, что в случае любого внутришкольного ЧП позволяет обвинить в произошедшем школу: «Не уследила».

Мы прочитали 120 страниц постановления, чтобы дать его краткий разбор.

Что такое «индикаторы» и какие они


Образовательные и медицинские учреждения, структуры дополнительного образования и вообще все, кто работает с детьми (назовём их «субъектами»), должны знать и обращать внимание на так называемые «индикаторы». Это набор признаков того, что ребёнок рискует попасть или уже попал в разряд «неблагополучных», т. е. в группу риска. Он распространяется и на беременных женщин — вероятно, потому что в беременной женщине тоже ребёнок.

Индикаторы делятся на группы: индикаторы эмоционального состояния, поведения в школе, семейной ситуации, социально-бытовых условий и т. д.

Вот несколько примеров:

  • высказывание мыслей о суициде... наличие самоповреждений (шрамирование), наличие изображений, фраз и статусов [связанных с суицидом] в социальных сетях интернета, в школьных тетрадях;

  • дети, сменившие образовательную организацию, впоследствии дезадаптированные;

  • пропуски занятий без уважительной причины (свыше 30% учебного времени по итогам четверти);

  • однократное административное правонарушение, выражающееся в употреблении табачных изделий и спиртосодержащих напитков;

  • дети, не посещающие занятия по дополнительному образованию (секции, кружки).

И так далее. Список большой, каждый индикатор оценён в баллах.

Группа индикаторов посвящена эмоциональному состоянию ребенка

За детьми до 7 лет присматривает участковый врач с коллегами. От 7 до 18 лет — образовательное учреждение, а также руководители всяких кружков и секций. Они должны наблюдать и считать баллы. Если ребёнок набрал 30 баллов и более, его наставники должны немедленно подать сигнал в комиссию по делам несовершеннолетних.

Без «накопления» баллов, то есть сразу, незамедлительно такой сигнал подаётся, например, если подросток один раз покурил или выпил в неположенном месте (когда «застукали» и оформили протокол) — это 30 баллов сразу. Также в 30 оценены, например, побег из дома (в т.ч. однократный) и беременность несовершеннолетней. Неудовлетворительные условия проживания и систематическое отсутствие заботы о здоровье ребенка со стороны родителей тянут уже на 51 балл, а попытка суицида оценена в 76. При этом, например, травля ребёнка в школе оценивается в 15 баллов. Как именно индикаторам присваивались те или иные баллы, неясно.

КДН, после поступления к ней сигнала проверяет достоверность полученной информации и запрашивает дополнительную. Если всё подтверждается, ребёнка либо срочно изымают из семьи (когда существует непосредственная угроза его жизни и здоровью), либо КДН даёт добро на постановку ребёнка на учёт в школе или медицинском учреждении, в зависимости от возраста. На рассмотрение вопроса о постановке на учёт приглашают родителей или иных законных представителей. Но если те не пришли, о принятом решении их известят письменно. О факте постановки на учёт извещают также Министерство социального развития. Там решают, нуждается ли семья в социальном обслуживании.

После этого учреждение, в котором ребёнок состоит на учёте, назначает ему куратора из числа сотрудников. Если это школа, то куратором станет педагог.

Куратор идёт в семью


Собственно, это та самая часть, вокруг которой поднялся шум. В ходе визита в квартиру или дом попавшей под подозрение семьи куратор, в частности, смотрит:

  • в каком состоянии жилище;

  • есть ли у ребёнка отдельное спальное место и место для занятий, одежда по сезону и полноценное питание;

  • какой в семье психологический климат;

  • как выстроены внутрисемейные отношения;

  • в каком физическом и эмоциональном состоянии находится ребёнок, есть ли в его поведении какие-то особенности;

  • есть ли признаки жестокого обращения (боязнь посторонних, худоба, синяки, нецензурная брань и агрессия взрослых в отношении ребёнка, смерть ребёнка);

Если дома никого нет, о состоянии детей и семейной ситуации проверяемых куратор должен узнать у соседей. В дальнейшем такие проверки должны повторяться не реже двух раз в месяц для детей до 10 лет и не реже одного — для более старших.

Если куратор не сможет попасть к семье домой, он должен будет поговорить с соседями

Если ребёнку семь и более лет, на него составляется развёрнутая характеристика.

Вот некоторые сведения, которые при этом должен собрать куратор:

  • все личные данные;

  • по каким предметам пропускал занятия;

  • какие секции, кружки посещает;

  • как проводит свободное время;

  • с кем дружит;

  • кто оказывает на подростка отрицательное и положительное влияние;

  • неформальный статус среди сверстников;

  • жизненные цели;

  • авторитеты;

  • кумиры (необходимо отразить, что именно в авторитете и кумире вызывает у подростка симпатию);

  • совершение правонарушений;

  • употребление психоактивных веществ.

Благополучие семей, согласно постановлению, будут оценивать и по кумирам подростков 

И так далее. Всего в характеристике — под 50 пунктов. К слову, в другом необходимом документе, который называется «Социально-психологический паспорт ученика», есть, кроме прочего, забытая было графа «национальность».

Далее куратор (ещё раз напомним, что в случае с детьми школьного возраста на эту роль назначается педагог. — Прим. авт.) составляет характеристику семьи:

  • сведения о родителях: где работает (безработный), употребляет ли алкоголь и наркотики, болеет ли социально значимыми болезнями, имеет ли инвалидность, лишался ли родительских прав и т.д;

  • санитарно-гигиеническое состояние жилья;

  • наличие мебели и бытовых приборов;

  • наличие продуктов питания;

  • необходимость ремонта;

  • материальное положение;

  • условия для жизни и развития ребёнка;

  • наличие у членов семьи всех необходимых документов;

  • проведение профилактических прививок по возрасту;

  • взаимоотношения между членами семьи.

После этого в течение семи дней куратор созывает коллегиальный орган для разработки индивидуальной программы коррекции (ИПК) и начинает её реализацию, привлекая к этому коллег и другие организации. В процессе реализации ИПК проводится масса дополнительных периодических проверок для прослеживания динамики изменений.

В помощь куратору


Основную роль в проведении профилактических мероприятий документ отводит социально-психологическим службам, которые, судя по регламенту постановления, должны появиться в школах. В состав служб войдут: заместитель руководителя, ответственный за воспитательную или профилактическую работу, педагог-психолог, учитель-логопед, учитель-дефектолог, медик. Другие педагоги и классные руководители в состав службы не войдут, но будут обеспечивать своевременное выявление ранних признаков неблагополучия, сообщать о них руководству школы, а потом участвовать в программе коррекции и обеспечивать сотрудничество с родителями.

Регламентом предусмотрены конкретные полномочия (по сути — обязанности) специалистов школ. У руководителя школы это список из пяти пунктов, у педагога-психолога, учителя-логопеда и учителя-дефектолога — из шести пунктов, социальному педагогу и ответственному за воспитательную и профилактическую работу замруководителя достались перечни из 11 пунктов. Список допобязанностей классного руководителя состоит из 13 пунктов.

В больницах, которые будут курировать детей до семи лет, также должны создать социально-психологические службы. В них войдут заместитель руководителя или ответственный за профилактическую работу сотрудник, назначенный руководителем, а также участковый педиатр, участковая медсестра, соцработник, психолог. Выявлять ранние признаки семейного неблагополучия в медучреждениях будут обязаны, по сути, все сотрудники. Здесь тоже будет координатор, масса бумажек и перечни «полномочий»:

  • участковая медсестра — 4 пункта;

  • ответственный за профилактическую работу сотрудник — 6 пунктов;

  • социальный работник — 15 пунктов;

  • участковый педиатр (фельдшер ФАП) — 17 пунктов.

Еще один «звоночек» — неразделенная любовь

При необходимости к реализации ИПК подключаются специалисты психологических центров и психолого-медико-педагогических комиссий, негосударственных и некоммерческих организаций, других ведомств и субъектов системы профилактики, сотрудники органов внутренних дел, медиаторы, медицинские психологи и «другие», говорится в постановлении.

В одном из приложений документа — видимо, также в помощь «куратору» — содержится более широкий перечень факторов риска. Он приводится справочно и без баллов. Как с ним работать и каким образом применять, из документа неясно. В этом перечне факторов есть, например, «неразделённая любовь или разрыв отношений с близким человеком противоположного пола». Заметим, во всём документе нет ни одного упоминания о возможной гомосексуальности подростка. Она как бы не существует. Хотя осознанная в пубертате гомосексуальность нередко приводит и к проблемам в отношениях со сверстниками и близкими людьми и к попыткам суицида.

В этом же перечне значатся «Резкие изменения во внешнем виде (татуировки, изменения в прическе, одежде и т. д.)». Но кто из нас не экспериментировал со своей внешностью в 13–14 лет и не искал свой образ в попытках самоидентификации?

В постановлении также дана «шпаргалка» для ориентировочной оценки риска нарушений здоровья учащихся. Сделана она в виде анкеты с перечнем признаков, которые надо оценить по четырёхбалльной шкале. Среди них — неправильный образ жизни, отсутствие интереса к укреплению здоровья, беззаботность.

Система


Положением предусмотрена и система организации ведомственного контроля деятельности тех, кто будет непосредственно заниматься профилактикой детского и семейного неблагополучия. Целиком приводить её не стоит, да и фрагментами тоже — небезопасно для психического равновесия. Покажем только уровни контроля.

Второй и третий уровень, в которых представлены 10 органов — контроль, первый, нижний — исполнители. Их три

Система оценки работы этого «древа» даётся в самом конце постановления. Это очень громоздкая и непростая для неподготовленного ума схема. Впрочем, несколько звонков социальным педагогам показали, что и для их понимания она слишком сложна.

Просто для примера: контроль распространённости преступности, говорится здесь, будет оцениваться ежемесячно, с нарастающим итогом по нескольким показателям эффективности. Первый из них — динамика показателей (количество преступлений/правонарушений; количество групповых преступлений; количество повторных преступлений/правонарушений). Единица измерения: случаев/участников. Методика расчёта: динамика абсолютных значений показателей в сравнении с предыдущими периодами, в том числе учитывается как в общем количестве детей, так и отдельных групп: класса/группы; образовательной организации; муниципального образования, региона, в том числе учетных категорий.

Вы тоже утратили нить? Не страшно, суть не в этом. Оценят — как-нибудь. Важно то, что мы уже сказали в самом начале. Помимо значительного числа противоречащих друг другу и просто спорных формулировок внутри документа, помимо того, что его директивы нарушают сразу несколько законов РФ (начиная с Конституции), постановление не предполагает никаких дополнительных ресурсов на реализацию и — физически — не может быть исполнено. Это значит, что реального раннего выявления детей группы риска в школах региона так и не появится, а вот виноватого, случись что, мы теперь найдём моментально: благодаря постановлению № 15 в любом внештатном происшествии «крайней» легко сделать школу.

А за окном...


На постановление отреагировали не только родители и общественные активисты. Уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Светлана Денисова на своей странице в соцсети написала, что «ряд положений порядка имеют риски вторжения в частную и семейную жизнь, то есть избыточны», и подчеркнула, что отказ пускать учителя в дом — конституционное право любого родителя. Губернатор Прикамья тоже не остался равнодушным, разразился гневом в своём Instagram: «Пример того, как чиновники, пытаясь решить реальные проблемы, выбирают негодные методы и, что называется, «перегибают палку»... ходить по домам и проверять холодильники ― это точно перебор. Поручил комиссии по делам несовершеннолетних пересмотреть это решение». Пост собрал под две тысячи лайков.

Скриншот поста губернатора в Instagram собрал более 1800 лайков. Но и он ― о холодильниках

Увы, но и детский омбудсмен, и губернатор вновь говорят лишь про условные «холодильники», в которые заглянут учителя, оставляя без внимания другие проблемы постановления.

Между тем поправки в документ краевая комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав будет рассматривать уже в эту пятницу, 21 сентября. Говорят, готовы предложения и замечания для обсуждения, но пока неизвестно, чьи. Возможно, дело зайдёт дальше обсуждения неприкосновенности шкафов. Поживём — увидим и расскажем. Продолжение следует.

Владимир Соколов
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Рекомендуем