17 сентября вторник
СЕЙЧАС +9°С

Инвалидность после родов: пермячка обвиняет врачей в ошибках во время проведения кесарева сечения

Анестезия не успела подействовать до того, как врачи начали оперировать

Поделиться

Екатерина не может нормально ходить после родов

Фото: Тимофей Калмаков

Пермячка Екатерина рожала в 2016 году своего первого ребенка, женщине делали кесарево. После этого она перестала нормально ходить и говорить. Она считает, что в этом виноваты врачи, которые допустили ошибку во время манипуляции. Год назад девушка нашла адвоката и вышла в суд, но так, как она хочет, вопрос не решен до сих пор.

Пермячка Екатерина Москалёва в свой 31 год ходит с тростью и неразборчиво говорит. Правую часть тела парализовало после родов, на которых было решено делать кесарево сечение. До этого она работала бухгалтером на заводе Свердлова и мечтала о большой семье.

С наступления беременности женщина наблюдалась в женской консультации при городской клинической больнице № 3. Врач всю беременность осматривал ее и проверял вес — Екатерина считает, что этого было недостаточно. В какой-то момент у нее начали отекать руки, ноги и лицо, но врач советовал самостоятельно решить этот вопрос. Кроме того, гинеколог не давал женщине справку на кесарево сечение — девушка просила об этом, потому что у нее врожденный вывих бедра и при естественных родах может защемить плод. Об этом гинекологу предоставили справку от ортопеда, однако он согласился выдать сертификат на кесарево только после того, как Екатерина начала плакать, говорит женщина.

Женщине с трудом удалось добиться сертификата на кесарево

Женщине с трудом удалось добиться сертификата на кесарево

На 40-й неделе женщина поехала в ГБ № 7, там ее отметили в журнале и сказали приезжать на скорой, когда начнутся схватки.

Это произошло 27 марта, муж вызвал Екатерине скорую, и ее увезли в больницу.

— Меня подняли на третий этаж, поставили анестезию и начали делать кесарево. Я все чувствовала и кричала от боли, говорила врачам, но они отвечали, что так бывает. Когда они начали меня зашивать, я уже ничего не чувствовала, — вспоминает Екатерина. — У меня случился инсульт, а меня выкатили в коридор и оставили там. Выходила врач, которая делала мне кесарево, я ей мычала, так как не могла говорить, а она сказала: «Я не понимаю, что ты говоришь». У меня глаза на лоб вылезли. Она улыбнулась и ушла.

Екатерина улыбается, когда речь заходит о ее муже и сыне. Он, кстати, родился здоровым

Екатерина улыбается, когда речь заходит о ее муже и сыне. Он, кстати, родился здоровым

После этого к Екатерине подошла анестезиолог, она стала трогать руку роженицы и обнаружила, что она болтается — пациентка не могла ей самостоятельно двигать. Но, говорит Екатерина, и она ушла со словами: «Я не понимаю, что с ней». В итоге Екатерину забрала скорая, внутри машины она впала в кому, которая продлилась два дня — все это время женщина была в девятой медсанчасти. Восстановление проходило уже в ГКБ № 4. С тех пор уже три года девушка находится на реабилитационном лечении, а в 2017 году её семья обратилась к адвокату.

«Это можно объяснить тем, что анестезия не успела подействовать»

— До этого они уже обращались в Минздрав и полицию. Вторые долго собирали документы для организации экспертизы в рамках доследственной проверки. Тогда установили несоблюдение кратности наблюдения отдельных специалистов и отсутствие правильного расчета рисков в женской консультации, — рассказал 59.RU адвокат Владимир Медведев. — Про нарушения во время кесарева в ГБ № 7 речи не было, вероятно, подделали медицинскую документацию. У Кати не было нарушено сознание, чтобы не верить ее словам. Инсульт и паралич можно объяснить тем, что анестезия еще не успела подействовать. Сейчас сложилось так, что против слова пациента можно противопоставить только записи медработников — это объективная проблема по многим делам, ведь экспертизы проводятся по документам, которые можно подправить.

Адвокат Екатерины Владимир Медведев

Адвокат Екатерины Владимир Медведев

Сейчас в Свердловском суде у Екатерины находится гражданское дело, к которому приложена судмедэкспертиза, сделанная в Санкт-Петербурге. Там тоже нашли единичные нарушения на этапе женской консультации при ГБ № 3. Также обнаружены нарушения после кесарева — после инсульта Екатерину не поместили в реанимацию или палату интенсивной терапии, которая тоже есть в больнице.

Дело длится так долго, потому что в самом начале затянулась доследственная проверка, а после семье отказали в возбуждении уголовного дела. Далее — ожидание ответа от уполномоченных органов, претензии, и только потом удалось выйти в суд.

Сейчас семья заявила на компенсацию морального вреда — они хотят три миллиона рублей, сумму считают адекватной. В таком размере Екатерина оценивает свои страдания.

Екатерина больше не может работать, но она счастлива проводить время с сыном. Она рассказывает, что вместе они учатся разговаривать

Екатерина больше не может работать, но она счастлива проводить время с сыном. Она рассказывает, что вместе они учатся разговаривать

Во время разбирательств адвокат пытался обратиться к сторонним врачам, но, по его словам, «медицинское сообщество слишком тесное», и поэтому там отказывались разбираться в ситуации. Однако отчим Екатерины — анестезиолог-реаниматолог — подтвердил, что в данном случае болевой шок мог дать такие последствия.

«Инсульт стал самостоятельным заболеванием»

Накануне по гражданскому делу состоялся суд, на котором Екатерина вместе с адвокатом пытались взыскать компенсацию морального вреда. Представители больниц настаивали на том, что Екатерина в свою беременность практически не появлялась в больнице, а здоровье пациента в том числе в руках самого пациента.

Кроме того, представитель больницы заявил, что истица не может привести конкретных фактов нарушений, а мнение отчима Екатерины, как анестезиолога-реаниматолога, учитывать нельзя — он допрашивался как свидетель. Сумму в три миллиона ответчики считают несоразмерной нарушениям.

Женщина больше не верит, что можно добиться полной справедливости

Женщина больше не верит, что можно добиться полной справедливости

— Несмотря на то, что у пациентки возник инсульт как самостоятельное неврологическое заболевание, приведшее к инвалидности, нарушений со стороны больницы, приведших к таким последствиям, не установлено. Те недостатки, которые отметили эксперты, никакой связи с нарушением прав пациентки не имеют. Просим отказать в иске в полном объеме, — заявил представитель ГБ № 7.

Суд не поддержал полностью ни одну из сторон. Теперь каждая больница должна будет выплатить Екатерине по 50 тысяч морального вреда и 35 тысяч штрафа в целом — всего 135 тысяч рублей. Адвокат женщины намерен обжаловать решение суда.

В Минздраве пояснили, что эти деньги медучреждения обязали выплатить за установленные комплексной судебно-медицинской экспертизой в Санкт-Петербурге. Также за дефекты соблюдения стандартов оказания медицинской помощи, указанные в выводах экспертизы, но не повлиявшие на возникновение инсульта.

— Состоявшимся решением суд отказал истице в удовлетворении иска о причинении тяжкого вреда здоровью, исключив связь кесарева сечения с последующим инсультом и тяжелой инвалидностью, — пояснили в министерстве. — Судебным решением установлено, что возникший у Москалевой инсульт явился самостоятельным заболеванием, а причинно-следственная связь с оказанием медицинских услуг полностью отсутствует по обеим больницам.

Также с больницей сейчас судится житель Березников, который обвинил врачей в том, что они сломали ему руку во время процедур по ее восстановлению. Он требует 1 200 000 рублей компенсации морального вреда. У больницы своя версия. А источник, знакомый с ситуацией, считает, что мужчина так пытается заработать.

UPD: позднее стало известно, что пермские больницы отказываются платить девушке компенсации и собираются обжаловать решение суда. 

Если вы считаете, что в медучреждении допустили ошибку, то можете сообщить об этом нам в личных сообщениях во «ВКонтакте» или по почте n.palnikova@iportal.ru. Также мы ждем писем благодарности медработникам.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
22 авг 2019 в 11:36

Девушка многого не договаривает - скорее всего, у нее уже были заболевания, при которых беременность не рекомендуется во избежание осложнений.
И наблюдение у врачей во время протекания беременности - тоже под вопросом, наблюдалась ли.
У меня отчим врач, не пойду я в ваши женские консультации - он лучше знает.

Гость
23 авг 2019 в 11:48

Чтобы рассуждать - надо выслушивать обе стороны. Но Екатерине я верю и поддерживаю ее. Дай бог ей силы и терпения, чтобы хоть что-то взыскать с нашей "медицины" для реабилитации. С равнодушием и безответственностью врачей наших столкнулась сама. Хорошо, если они в карточку записывали хоть какие-то жалобы пациента, могли - бы и вообще не записать об отеках. Сейчас-же красота - им про свои болячки рассказываешь на приеме, а они, знай себе, печатают все на компьютере, и не факт, что они выдадут тебе эту распечатку (принтер не работает). При просьбе показать карточку - говорят, что "не положено" и отправляют на сайт Гос. услуг, а там тоже тишина. Страшно сейчас болеть, а за молодежь я вообще переживаю. У нас два года назад при родах (сноха рожала) задохнулись детки - двойня. Откупились - увольнением врача и все!!! А мы до сих пор эту душевную травму переживаем. Так что силы тебе Екатерина.

В баню плис
22 авг 2019 в 17:24

Таким бабам необходимо рожать в поле, в больнице им всегда плохо.